8'2007
87654321
Белорусская реформация и протестантская хоровая культура XVI векаТатьяна Галуза

Истоки Великого Княжества Литовского восходят к XIII веку, когда под угрозой татарского нашествия появилось новое государственное образование, центром которого стала Литва. Белорусские земли занимали большую часть территории Великого Княжества, которое стало одним из самых больших и могущественных государств в Европе.
Государственные полномочия “гаспадарской рады” Великого Княжества Литовского можно сравнить с полномочиями современного парламента, поскольку власть монарха была ограничена договором между великим князем и конкретными землями. Большинство белорусских городов пользовались магдебургским правом — правом на самоуправление, которое освобождало город от суда и подчинения власти великокняжеских воевод.
В XVI веке вся духовная, культурная, экономическая и политическая жизнь Европы переживала грандиозные изменения, связанные с движением обновления церкви. Невозможно говорить о Возрождении на Беларуси, игнорируя Реформацию, и, наоборот, нельзя Реформацию отделить от Возрождения. Выдающиеся деятели белорусского Возрождения были одновременно и людьми Реформации. Это и Франциск Скарына, который напечатал Библию на белорусском языке, и Сымон Будны, который издал первый белорусский Катехизис, где в доступной форме изложил основы веры, и Василь Тяпинский, который перевел Новый Завет на белорусский язык и подчеркивал необходимость возрождения родного языка и культуры. Это также магнат Микалай Радзивил Черный, который открывал по всей стране церкви, школы, типографии, канцлер Астафей Волович, который руководил проведением земельной реформы и готовил самый совершенный свод законов в Европе XVI века — Статут Великого Княжества Литовского.

Вера из первоисточника
Реформация — это возобновление первоначального образа, исходной формы, возвращение к первоисточнику — Библии, к Божьему взгляду на Церковь, на общество, на человека. Сутью Реформационного движения стало учение Мартина Лютера, которое может быть выражено следующими принципами:
1. Sola gratia — только благодать (человек не может заслужить спасение, Бог Сам решил проблему греха и спасения человека, послав на смерть Своего Сына).
2. Sola fides — только вера (праведность является даром от Бога, который приходит через веру).
3. Sola Scriptura — только Писание (Библия является единственным критерием, указывающим Божественные стандарты для каждой сферы жизни человека).
4. Sola Christo — только Христос (нет иного пути спасения человека, как только вера в Иисуса Христа).
Реформы, начатые Мартином Лютером, охватили всю Европу. В 1526 году Альбрехт Гогенцоллерн объявил лютеранство официальным вероисповеданием Пруссии. В это же время Швеция вела борьбу за независимость под знаменами Реформации и создавала лютеранскую церковь в своей стране. В 1518 году движение Реформации пришло в Швейцарию. Первым проповедником здесь стал Ульрих Цвингли. После его убийства дело продолжил Жан Кальвин.
Реформационные идеи проникают на территорию Княжества Литовского уже в XV веке. Известно, что в 1413 году Беларусь посетил Иероним Пражский, друг и сподвижник Яна Гуса. Он проповедовал в Вильно, Витебске, Полоцке и других городах. В течение следующих семи лет чехи-гуситы и белорусское войско вместе отражали крестовые походы немецких императоров, борясь за реформу церкви. Вернувшись в Беларусь, многие воины стали распространять идеи Яна Гуса у себя на родине.
Еще одним путем проникновения реформационных идей на территорию Беларуси стали развитые торговые отношения с Германией. Вместе с предметами ремесла купцы привозили в Великое Княжество значительное количество западноевропейской гуманистической и реформационной литературы.
Но действительным началом Реформации на Беларуси стало издание доктором Франциском Скарыной из Полоцка Библии, переведенной на белорусский литературный язык того времени. Белорусская Библия, изданная Скарыной, появилась значительно раньше, чем подобные издания у соседних народов. До Скарыны Библию на родном языке напечатали немцы (в 1445 г.) и чехи (в 1448 г.). Белорусская Библия была напечатана в Праге в 1517–1519 гг. (Для сравнения отметим, что на своем языке украинцы получили Библию в 1555 г., поляки в 1561 г., литовцы в 1660 г., русские в 1751 г.).
Во второй половине XVI века протестантские общины образовались во многих городах Беларуси. При общинах устраивались церкви, школы, типографии, госпитали, а «католики жаловались, что костельное пение в католической церкви стало заглушаться громкими звуками протестантских гимнов».
Широкое распространение идей Реформации на территории Великого Княжества связано с деятельностью одного из крупнейших представителей белорусской Реформации — князя Микалая Радзивила Черного, «человека, который широко открыл двери обновлению христианства в Беларуси, на протяжении нескольких лет сделав Великое Княжество страной Реформации».
Микалай Радзивил Черный родился в Несвиже в 1515 году. Рано оставшись без отца, он вместе с братом и сестрой был взят на воспитание на королевский двор в Краков. Здесь он получил не только университетское образование, но и знания, необходимые для государственного деятеля. Прозвище «Черный» он получил чуть позже из-за цвета своей бороды. В 1547 году из рук австрийского императора Микалай Радзивил получил княжеский титул. На протяжении нескольких следующих лет князь был «некоронованным королем Великого Княжества». В его руках сосредоточились важнейшие государственные должности страны. В 1551 году он стал канцлером Великого Княжества Литовского, а через год получил виленское воеводство (самую главную воеводскую должность в стране).
Известно, что князь изучал лютеровскую Библию и труды Жана Кальвина. Весной 1553 года он публично объявил, что является приверженцем кальвинизма. В этом же году он основал кальвинистский збор (церковь) при своем дворе в Бресте и типографию. В типографии Микалай Радзивил Черный издал Катехизис христианской веры для простого народа и знаменитую Радзивиловскую Библию (1563 г.). Для укоренения идей Реформации в Великом Княжестве Микалай Радзивил начал повсеместно организовывать церкви в своих владениях. Вслед за Брестом и Вильней кальвинистские зборы возникли в Несвиже, Клецке, Ивье, Койданове, Орше. Виленский воевода не жалел ни сил, ни средств, чтобы распространить новые идеи по всему Княжеству. Буквально через год сторонниками Реформации стали крупнейшие магнаты и государственные деятели, в их числе Иероним Ходкевич, Станислав Кишка, Воловичи, Глебовичи, Сапеги, Вишневецкие, Огинские, Шеметы и др. Шляхта массово переходила из католицизма в кальвинизм.
Благодаря усилиям князя при каждой церкви были открыты начальные школы. Согласно исследованиям историков именно в таких школах училась практически вся будущая элита Великого Княжества, те люди, которые определяли жизнь страны вплоть до начала XVII века. Кальвинистские школы давали лучшее образование, чем католические школы того же времени, а также содействовали быстрому распространению Реформации. Например, Виленская школа, основанная Радзивилом одновременно с церковью, в конце XVI века претендовала на статус академии. Эти факты наводят на мысль о том, что князь желал, чтобы в авангарде нации стояли христиане-кальвинисты.
За год до своей кончины (умер Радзивил 28 мая 1565 года) князь, защищая право на независимое существование Литовского Княжества, не согласился на союз с Польским Королевством. Проявленная Радзивилом непреклонность была ненапрасной. По единодушному утверждению историков, это решение сохранило самостоятельность Великому Княжеству. Упоминаемые события имели решающее значение для развития искусства и культуры, ведь только в условиях политической независимости могло происходить становление и развитие этих областей, как собственно национальных явлений.
Во время существования Великого Княжества все виды искусства и культуры сделали большой шаг вперед. По мнению исследователя культуры Беларуси Л. Лыча, «обогащению, развитию духовного потенциала нашего края особенно способствовало проникновение идей Возрождения и Реформации».
Таким образом, XVI век — это период стремительного культурного подъема Великого Княжества Литовского. В целом, стоит упомянуть сотни школ, открытых при кальвинистских и лютеранских церквях, которые дали возможность тысячам молодых людей получить, по крайней мере, начальное образование. Для образовательного развития широкой общественности в типографиях выходили сотни книг большими тиражами. В реформационных типографиях издавалась не только религиозная литература, но также книги по истории, географии, математике, философии, поэтические и прозаические произведения разных авторов. При непосредственном влиянии князя Радзивила книги начали издавать Сымон Будный, Матей Кавечинский, Лаврентий Кришковский. Эти люди издали Катехизис и книгу «Об оправдании грешного человека перед Богом» на белорусском языке. Таким образом, именно Сымон Будный — великий просветитель, теолог и религиозный реформатор, филолог и поэт — положил начало печатанию книг на народном белорусском языке на территории современной Беларуси (до него на белорусском языке в Вильно Франциск Скарына издал «Малую подорожную книжицу» в 1522 году и «Апостол» в 1525 году).
О значении белорусского языка для народа Великого Княжества красноречиво говорит и тот факт, что наиважнейший государственный документ — Статут Великого Княжества Литовского — был написан именно на этом языке.

Эта музыка будет вечной, если…
Музыкальная культура Беларуси XVI века складывалась как органичная и неотъемлемая часть общеевропейской культуры. Немалое значение протестантская церковь придавала музыке. Один из главных идеологов Реформации Мартин Лютер считал, что «после теологии следующее место и величайшее почтение должно быть отдано музыке. Она — чудесный, могучий дар Божий…». Знаменитые музыканты белорусской Реформации: Цыприан Базылик и Вацлав из Шамотул были придворными музыкантами князя Микалая Радзивила Черного. Благодаря их творчеству музыкально-хоровая культура Беларуси, развиваясь очень интенсивно и плодотворно, поднялась до высочайшего уровня, недосягаемого до сих пор.
Реформация и протестантизм оказали существенное влияние на формирование профессионального музыкального искусства. Традиции реформационной белорусской музыки выразились в изданных песенниках (канционалах), которые явились первыми нотными изданиями в Беларуси. Они «получили широкое распространение в белорусских общинах, в быту… Латинские и польские тексты… часто заменялись доступным языком, а мелодии песен «шлифовались» в процессе исполнения, получая ярко выраженную народно-песенную основу». Это говорит о доступности и преимущественно массовом характере исполнения протестантских гимнов.
Велико значение деятельности Радзивила Черного для развития музыкальной культуры и искусства на белорусских землях. Князь стал основоположником меценатства в Великом Княжестве. При его дворе писали музыку выдающиеся композиторы европейского масштаба Цыприан Базылик и Вацлав из Шамотул, писали стихи Микалай Рэй и Андрей Тшетеский. При дворе Радзивила существовала сводная капелла. Гай дэ Пикарда пишет о высоком исполнительском уровне этой капеллы: «Его (князя) хор и оркестр в Вильно произвели большое впечатление на английского посла сэра Джерома Гордея, когда последний посетил его в 1583 году…». Наконец, из типографии Радзивила вышло наше первое нотное издание «Брестский канционал».
В противовес католицизму протестантизм не был так глубоко связан с конкретным церковным зданием, и жилой дом неоднократно заменял церковь. В домах — между богослужениями воскресными и праздничными — ежедневно собиралась вся семья (утром, днем и вечером) на чтение Святого писания, молитву и пение религиозных песен, одноголосных и многоголосных. Княжеские композиторы творчески способствовали восполнению музыкально-певческих потребностей «домашних церквей».
В нашей музыкальной литературе XVI века появляется большое число музыкальных изданий. Речь идет о религиозных песнях на польском языке с простой фактурой, обычно — четырехголосной. Наибольшее количество песен появляется в период времени с 1550 по 1560г. Их назначение состояло в создании и пополнении репертуара «Домашнего пасторства» (ежедневные, догматические песни), «Служебного пасторства» (псалмы, праздничные песни). Возникновение простейших многоголосных песен обусловлено реформационными требованиями, выступающими против латинских песен и сложной полифонии, всего того, что затрудняло общее молитвенное пение.
Эти многоголосные духовные песни были предназначены не для профессиональных хоров (какие были при дворах и при католических костелах), а скорее для любительских камерных составов (состоящих из 4–8 человек). Такие хоры могли образовываться в любом мещанском или шляхет­ском домах. Исследователь З. Швейковский говоря о многоголосных песнях, отмечает следующее: «Некоторые из них были написаны для исполнения в церкви во время богослужения, все рекомендованы для домашнего музицирования». Взрослые и дети пели вместе на воскресных и праздничных домашних богослужениях, а также во время ежедневных молитв. Профессиональные и полупрофессиональные хоры существовали при протестантских магнатских и великокняжеских дворах. Этими «дворовыми» хорами, имевшимися либо специально для этой цели созданными, и осуществлялось исполнение многоголосных духовных песен.
Как известно, в то время музыка предназначалась главным образом для профессионального исполнения. Реформация обратилась к широким массам верующих, втягивая их не только в обязательное пение в церкви одноголосных песен на общеупотребимом языке, но также и к участию в небольших камерных ансамблях, которые служили при домашних богослужениях.
Наряду с профессиональными музыкантами в распространении певческого движения в Великом Княжестве и Польской Короне принимали участие выдающиеся люди культуры. Так, свой любительский певческий ансамбль организовал поэт Миколай Рэй, а Андрей Тшетеский кроме стихов складывал и мелодии песен.
Миколай Гомулка (польский композитор) в предисловии к Псалмам называет членов ансамбля «prostakami» [простыми людьми]; ориентируясь на их музыкально-исполнительский уровень. Известно, что домашние ансамбли исполняли французские псалмы Марота и Гудимеля. В предисловии к своему Псалтырю 1565 года Гудимель писал: «Мы прибавили к мелодии псалма три голоса, не для той цели, чтобы петь в церкви, но чтобы тешиться им в домах».
Приведенные факты указывают на появившееся впервые всеобщее певческое движение.
На исключительно удачное распространение протестантских песен повлияло несколько моментов. Во-первых, песни писались на «общественном» языке, в данном случае — польском (в католическом костеле до этого времени безраздельно господствовала религиозная песня на латинском языке).
Во-вторых, в результате введения общеупотребимого языка многоголосная протестантская песня заняла заметное место в рамках отдель­ной семьи. Важным моментом стал репертуар домашних богослужений, который состоял из профессиональной, но доступной музыки Вацлава из Шамотул и Цыприана Базылика.
Естественно исполнительский уровень не был высоким и значительно уступал деятельности профессиональных костельных хоров. Но важно то, что в XVI веке благодаря Реформации было положено начало всеобщего певческого движения. Через несколько десятков лет вместе с упадком реформационного движения ослабло также увлечение простых людей «фигурным пением». Однако половина XVI века была интересным периодом повсеместного и всеобщего увлечения хоровой многоголосной музыкой, причем «высшей пробы».
Музыкальным ориентиром Реформации было именно хоровое исполнительство. В связи с этим необходимо отметить, что ренессансовая традиция в Беларуси распространила увлечение лютневой, органной и клавирной музыкой. Такую музыку писали высокопрофессиональные музыканты — Войцех Длугорай, Валентин Бакфарк, Диамед Ката и анонимные авторы. В отличие от лютневой музыки, представленной многочисленными примерами, органной и клавирной музыки сбереглось всего несколько примеров. Это музыка композиторов Вацлава из Шамотул, Д. Ката, А. Рогачевского.
Кроме музыкального творчества и исполнительства развивались различные формы включения музыки в действие драматического спектакля. Обычными видами театров того времени были школьные и батлеечные. Музыка усиливала эмоциональное воздействие от представления, помогала глубже раскрыть его образное содержание. Она имела и свое драматургическое значение в действии, так как звучала в моменты смены картин и в острые, кульминационные моменты. В историческом плане сам факт ее введения в школьный и батлеечный спектакли значил очень много. Так закреплялась традиция введения музыки в драматическое действие, и постепенно готовилась почва для восприятия более сложных собственно музыкальных жанров — оперы и балета.

Вдохновенный певец — Вацлав из Шамотул
Вацлав из Шамотул (Waclaw z Szamotul) — одна из самых популярных личностей в истории музыки XVI века. Документы представляют нам его как человека всесторонне и глубоко одаренного. Его творчество остается актуальным до сегодняшнего дня, особенно для понимания Белорусской песенно-хоровой культуры Возрождения.
Композитор родился в городе Шамотулы недалеко от Познани. Происходил из среды мещан. Начальное гуманитарное образование композитор получил в Познани, позже учился в Краковской Академии. Старовольский подчеркивает всесторонность способностей Вацлава, его талант как в музыке, так и в поэзии и математике. Исследователи отмечают, что Вацлав получил великолепное гуманитарное образование.
По сведениям Старовольского и многочисленных исследований Швейковских, Вацлав первоначально проявлял себя как ренессансовый поэт. Андрей Тшетеский писал о нем, как о классическом поэте Ренессанса. С 1539 по 1545 годы известно о четырех поэтических сочинениях Вацлава, из которых сохранилось только одно. Из предисловия к этому сочинению можно извлечь некоторые автобиографические сведения. В частности, отсюда мы узнаем, что Вацлав в это время работает у каштеляна троцкого Иеронима Ходкевича.
Первым документом, где Вацлав назван «componista», является книга дворян польского короля Зыгмунта Августа. Работа Вацлава в капелле продолжалась с 1547 по 1555 г. В круг его основных обязанностей входило сочинение религиозной музыки. Сам факт того, что он был принят как композитор (а не певец или музыкант), говорит о том, что до этого времени он должен был незаурядно проявить себя в этой роли. Вот как Старовольский представляет этот факт: «Он стал известен благодаря необыкновенному владению искусством музыки, к которому Зыгмунт Август был очень пристрастен…».
Некоторые исследователи полагают, что Вацлав продолжал учиться искусству композиции у регента королевской капеллы Яна Вежбковского. Значительное влияние на формирование его творческого облика оказал придворный лютнист, арфист, дирижер и библиотекарь капеллы Ежи Ясиньчиц. Участвуя в богослужебном обиходе, Вацлав основательно изучил творчество итальянских, франко-фламандских, польских мастеров. Предполагается, что он знакомился с литературой из обширной библиотеки капеллы, где хранились мессы, мотеты, псалмы итальянцев, французов, нидерландцев. Имеются документальные сведения о его произведениях на литургические тексты в рамках королев­ской службы: Ofitia 4 (vocum), Ofitia 6 (vocum), Msza vocum 8, Exclamacje i Lamentacje vocum 4, Exclamacje drugie vocum 5.
К произведениям, которые сохранились полностью, относятся два мотета «In te, Domine, speravi» и «Ego sum pastor bonus». Третье — «Nunc scio vere» — сохранилось в рукописном переводе органной табулатуры XVI века.
Есть основания полагать, что уже в начале 50-х гг. XVI века композиторская слава Вацлава распространилась по Европе. Об официальном признании говорит тот факт, что 30 июля 1553 г. на церемонии бракосочетания Зыгмунта Августа с Екатериной Австрийской было исполнено специально для этой цели написанное вокально-инструментальное произведение Вацлава Шамотульского. Его четырехголосный мотет «In te, Domine, speravi» был первой зарубежной публикацией произведения польского композитора. Издан этот мотет был в Нюрнберге (1554 г.), в четвертом томе, выпускавшемся Иоганном Бергом и Ульрихом Нойбером «Psalmorum selektorum» [Избранные псалмы]. Сюда были включены сочинения, созданные «превосходнейшими современными мастерами музыкального искусства».
Последние годы своей жизни Вацлав провел при дворе князя Микалая Радзивила Черного. Этот период творчества отмечен появлением простых четырехголосных религиозных песен. Поворот в творчестве был неслучайным и свидетельствует об участии композитора в создании основ протестантского репертуара. Отдельные песни были опубликованы при жизни композитора в типографиях Л. Андрысовича и М. Зибенайхера. В 1558 году выходит из печати первый протестантский песенник, в подготовке которого Вацлав принял самое непосредственное участие: в сотрудничестве с Цыприаном Базыликом он создал всю музыкальную часть сборника. Этот сборник стал основой протестантского репертуара и в некотором смысле отправной точкой, образцом всей музыкальной концепции белорусского протестантизма.
В Тренодии Вацлав именуется светочем музыкантов [lux musicorum], светилом среди них [lumen musicorum], лучшим, вдохновенным певцом [vates optimus], кончину которого оплакивает «опечаленная толпа музыкантов во главе с Цыприаном» [turba moesta Msicorum Cypriano praevio], то есть Цыприаном Базыликом.
Протестантский период творчества Вацлава начинается около 1550 г. Это время отмечается появлением ряда простых четырехголосных песен на религиозные тексты. Наиболее ранние из сочинений — «Powszednia spowiedz» [Ежедневная исповедь] и «Modlitwa, gdy dziatki spac ida» [Молитва, когда дети идут спать]. К 1556 г. существует уже около восьми песен Вацлава, написанных на тексты А. Тшетеского и М. Рэя. Дальнейшее творчество композитора связано с обработкой текстов, предназначенных для употребления в «Домашнем» или «Служебном Пасторстве»: это ежедневные песни (Kryste, dniu naszej swiatlosci, Powszednia spowiedz, Modlitwa, gdy dziatki spac ida), псалмы (Psalm I, XIV, LXXXV, CXIV), праздничные песни (Piesn o Narodzeniu Panskim).

Цыприан Базылик — поэт, воспевший Реформацию
При дворе князя Микалая Радзивила Черного работал поэт и композитор Цыприан Базылик из Серадзи (Cyprianus Basilucus, Cyprianus Siradensis). Многогранность его личности проявляется одновременно в деятельности музыканта, печатника и литератора.
Цыприан из Серадзи принадлежит к числу тех религиозных и культурных деятелей Великого Княжества, которые происходили из Польши. Как отмечают исследователи, о жизни и творчестве Цыприана Базылика до половины XIX века не имелось точных и достоверных сведений. Источником более подробных биографических данных стал акт от 1557 года, возводящий его в дворянское сословие. Цыприан получил почетный титул poeta laureates и шляхетский герб.
Исследователи признают, что поэтическая деятельность Базылика для XVI века выглядит значительно. По мнению исследователя Сергея Ковалева, он является «одной из самых заметных личностей «на берасцейскім Парнасе 50-х—60-х гг. XVI века». Из множества поэтических сочинений выделяется поэма «Krotkie wypisanie sprawy przy smierci I pogrzebie Oswieconej Ksiezny Paniej Halzbiety z Szydlowa Radziwillowej, wojewodzinej wilenskiej. Roku 1562» [Краткое описание смерти и погребения княжны Альжбеты Радзивил]. «И если бы из всего наследия Цыприана Базылика до нашего времени дошла только эта поэма, имя поэта все равно заслуживало бы быть названным среди имен лучших поэтов Белорусской эпохи Ренессанса».
Заслуживает внимания и издательская деятельность Базылика в Бресте с 1564 по 1570 гг. После смерти Радзивила Базылик становится владельцем Брестской типографии (около 1569-1570 гг.), переводит разные труды религиозного политического и социального значения.
Анализируя сохранившиеся экземпляры песен, можно выявить некоторые общие черты хорового творчества Цыприана Базылика. Все песни написаны в четырехголосном изложении и опираются на cantus firmus, изложенный в теноровом голосе. Таким образом, cantus firmus становится мелодической основой композиции, духовно-поэтической субстанцией песни; остальные же голоса представляют собой более или менее подвижные конртапункты. Как правило, они выполняют функцию дополнения, раскрашивания. Их назначение — создать и подчеркнуть выпуклость основного голоса.
Большинство теноровых мелодий написаны сторонниками белорусской и польской Реформации, в том числе и самим Цыприаном. Нет ни одной мелодии, перенятой из репертуара религиозных песен католической церкви (частая практика реформационного движения) и заимствованной у Чешских Братьев. Только две песни почерпнуты из лютеранского песенника Йоханнеса Вальтера. Большинство мелодий не фигурирует в предыдущих источниках. Время создания этих песен приходится на период наибольшего подъема Реформации, когда появляется огромное число протестантских песенников. Таким образом, эти песни представляются выражением попытки создания собственной песенной традиции в рамках реформационного движения. Об успехе и жизнеспособности этих оригинальных мелодий свидетельствует их широкое распространение в последующих песенниках (песня «Dobrotliwosc Panska» [Божья милость] была распространена в польских евангелических сборах на территории Германии до XIX века).

Песни Божьей хвалы
В 1558 году в брестской типографии Станислава Мурмелиуса был издан кальвинистский песенник «Pesni chwal Boskich» [Песни Божьей хвалы], известный также как «Брестский канционал». Его составителем был Ян Заремба. Оригинал издания лишь фрагментарно дошел до нашего времени. Но в 1937 году польский ученый, исследователь эпохи Реформации на землях Княжества и Короны, Станислав Кот в библиотеке Кенигсбергского университета нашел (и позже опубликовал) первые страницы оригинала. По мнению польского музыковеда З. Швейковского, 38 песен из «Брестского канционала» переиздал в своем песеннике «Piesni chryscijanskie» Ян Секлюциан (Крулевец, 1559 г.). Таким образом, на основании издания Яна Секлюциана и публикаций Ст. Кота исследователи реконструировали структуру «Брестского канционала».
Начиналась книга со стихотворного предисловия «Do wszech pana Boga milujacych» [Ко всем, любящим Бога]; здесь составитель объяснял структуру сборника и его предназначение. Уже в этом предисловии заметно отличие от песенников авторов-католиков, предназначавших свои канционалы исключительно для праздничных костельных служб. Ян Заремба адресовал свой сборник всем верующим для ежедневного использования, высказывая надежду:
Здесь научатся, как надо верить,
Вместе приучатся к святым молитвам,
А потом во славу Божью воспоют
Песенки, которые здесь есть: на каждый час
Дня и ночи.
Преследовалась цель — дать молитвы и песни «на каждый час дня и ночи» как дворянам, так и простым людям. А также воздействовать на изменение пристрастий к светским фривольным песенкам, певшимся при дворе и распространенным в среде простого народа. В стихотворной форме Ян Заремба также сообщает, что в сборнике «есть четырехголосные песни для тех, кто любит красивое, «фигуральное» пение, но их может петь и один тенор».
Основная часть «Брестского канционала» представляет собой сборник стихов с нотами и называется «Piosnki» [Песенки]. В представлении Якуба Сильвиуса служба должна быть короткая и простая, поэтому основное место в песеннике занимают песни и пожелания хозяину. Музыку к ним писали придворные музыканты Радзивила Черного: Вацлав из Шамотул и Цыприан Базылик, литературный текст (на латинском и польском языках) — Сымон Зациус, Микалай Рэй, Андрей Тшетеский, Цыприан Базылик, Якуб Сильвиус, Станислав Семидалиус. Большинство текстов написаны специально для этого песенника; кроме них, составитель включил в песенник несколько известных ранее произведений Микалая Рэя и несколько переводов с других языков.
Ко второй части песенника относятся два Катехизиса: «Nauka wiary krzescian» [Наука христианской веры] — возможно авторство Яна Зарембы, и небольшой сборник духовных советов и молитв на каждый день «Pasterstwo domowe» [Домашнее пасторство] — Яна Сильвиуса. Написание «Pasterstwа domowego» было новинкой и получило свое название от назначения главе семьи — пастору своего дома — свидетельство того, что песенник должен был стать необходимым в доме. Здесь содержались советы о том, как себя нужно вести в повседневной жизни, как молиться.
Довольно большой объем и высокохудожественный уровень «Брестского канционала» свидетельствует о том, что задуман он был давно и старательно готовился к изданию несколькими единоверцами. Печатник Станислав Мурмелиус, составитель и переводчик Ян Заремба, поэт и музыкант Цыприан Базылик, музыкант Вацлав из Шамотул, поэт и переводчик Андрей Тшетеский, теологи, поэты и переводчики С. Зациус, Ст. Семидалиус, Якуб Сильвиус — все они протестантские деятели под покровительством Радзивила, прибывшие из Польши по разным причинам и осевшие в Вильно или Бресте. Кальвинистский песенник Яна Зарембы наследовал структуру песенника Мартина Лютера (1524 г.), который оставался неизменным образцом для протестантских песенников на протяжении нескольких веков. Несомненно, идеи Чешских Братьев тоже оказали значительное воздействие. От них перенята традиция «Pasterstwа domowego», четыре песни имеют чешское происхождение. Само название «Penni chwal Boskich» является заимствованным у них. Однако превосходство музыкальной католической традиции ощущается более, нежели немецкой и чешской.
До настоящего времени из песенника Яна Зарембы полностью сохранилось десять песен с нотами. Все эти песни одноголосные с ясно расчлененным и зависящим от текста построением. Путем сравнения их с различными источниками удалось установить, что четыре из них — это мелодии латинских гимнов, одна — немецкая. Песни напечатаны красивыми мензуральными нотами в пятилинейной нотации, которая в то время приобретает все большее распространение и признание, изложены в теноровом ключе. Авторы стремились сделать свой песенник доступным широким кругам, поэтому большинство песен имеет лаконичную, законченную форму, содержание стихов понятно простому человеку.
Культурное значение «Брестского канционала» велико. Это первый образец нотопечатания и первое оригинальное, непереводное издание в Беларуси. Техника печатания нот в Беларуси не уступала изданиям того времени, выполненным в таких значительных центрах книгопечатания, как Прага, Париж, Краков. «Брестский канционал», удобный в своих размерах, хороший по качеству текста и мелодии, отбору произведений, оформлению, он стал образцом для последующих изданий в Кракове, Крулевце, Несвеже, Вильно. Без сомнения, это издание способствовало развитию религиозной лирики, а благодаря талантливым мелодистам и пожеланиям ежедневного пения — поднятию вокальной культуры того общества.
В начале 60-х гг. XVI века Матей Кавечинский основал еще одну протестантскую типографию в Несвиже. Книги печатались на польском и латинском языках. А известна эта типография в первую очередь тем, что издала две книги Сымона Будного на беларуском языке — «Катехiзiс». и «Пра апрауданне грэшнага чалавека перад Богам» (1562 г.). Тут в 1563 году на свет появился еще один нотный сборник — «Katechizm albo krotkie w jedno miejsce zebranie wiary. Psalmy i piesni» [Катехизм или краткое собрание веры. Псалмы и песни], известный также как «Несвижский канционал». Этот сборник сохранился почти полностью (всего 280 страниц). Титульный лист не сохранился, но информация на последней странице гласит: «Печатано в Несвеже, издатель Матей Кавечинский. Печатником Даниэлем 8 ноября 1563 года».
Догматическое содержание песен традиционно для протестантских песенников. Песни характеризуются подвижной мелодикой, небольшими размерами, хорошо подготовленной заключительной тоники. В песнях прослеживаются трех и четырехдольные ритмы, близость к фольклорным интонациям, встречаются синкопы и даже пунктирные ритмы. Интересно, что среди текстов песен можно обнаружить приписки, как их нужно исполнять. Так, обращено внимание, что песни «нужно устами петь, а не кричать в голос», в другом месте «эти песенки веселыми и одинаковыми голосами запоем».
Качество издания, как и предыдущего, находится на очень высоком уровне. Украшено художественными заглавными буквами, знаками. В конце сборника имеется подробное содержание с предметным и алфавитным указателями. Интересен и язык этого сборника, он пересыпан русскими и белорусскими словами и речевыми оборотами.
Таким образом, протестантская деятельность позволила значительно расширить функции песенника: из обычного сборника литургических песнопений его превратили в деятельное музыкально-поэтическое средство освоения библейских текстов и новых теологических догматов. Для того чтобы помочь верующему рационально осознать те истины, которые он уже воспринял эмоциональным путем во время пения песен, к песеннику прилагался катехизис.
Значение протестантских песенников для культуры Беларуси видится, прежде всего, в том, что, используя поэзию и музыку для сакрализации ежедневного быта человека, авторы сборника тем самым поэтизировали, музыкально возвышали жизнь простого человека. Значение песенников для развития хорового жанра Эпохи Реформации также весьма велико. Благодаря упрощенному подходу песенники стали успешными на пути популяризации пения хором (в семье или в церкви). «Через песенники наши предки присоединились к поэзии и музыке, которые раньше не занимали примечательного места в их жизни».
© Христианская культура, 2000-2007тел./факс: +375-17-281-72-17