7'2006
87654321
На молитву становись!Пабло Мартинес

Верующие, стремящиеся к уравновешенной молитвенной жизни, стараются включить в свою молитву те четыре сновные ее аспекта, о которых говорится в Библии и, особенно, в Новом Завете. Однако чрезмерный и постоянный упор на любой из этих аспектов приводит к перекосам в молитвенной жизни и нередко является симптомом серьезных проблем в духовной или эмоциональной сфере личности.

Об авторе: Пабло Мартинес получил медицинское образование врача-психиатра и сейчас работает в христианской больнице в Барселоне. Помимо профессиональной деятельности он широко известен своим служением в качестве учителя, лектора и психолога-консультанта. Ему довелось выступать с лекциями и проповедями в более чем 20 странах Европы.
В течение восьми лет он являлся президентом испанского Сообщества студентов-христиан и сейчас продолжает активно участвовать в студенческом служении, особенно в качестве проповедника и апологета.
Мартинес является членом исполнительного комитета Международной христианской ассоциации медиков и дантистов (International Christian Medical and Dental Association, ICMDA), президентом Испанского Евангельского Альянса. Он был одним из основателей Лондонского института современного христианства (1982) и профессором пасторского богословия в Испанской богословской семинарии (1988—1995).

Делай раз: хвала
Молитва поклонения — это разговор с Богом о Нем самом. Многие псалмы начинаются именно с того, что взор человека устремляется к Богу и Его атрибутам: Его силе, Его верности, Его величию. Мы размышляем о характере и делах Господа, и эти размышления естественным образом приводят к чувству благодарности, которым должны быть пропитаны все наши молитвы. Лучше всего, когда первой частью молитвы становится хвала; если это не так, существует вероятность, что молитвенная жизнь чересчур эгоистична и чрезмерно сосредоточена на нас самих. Порой мы начинаем молитву, помышляя только о собственных нуждах, но так поступать не стоит.
В то же время, если вся молитвенная жизнь состоит только из поклонения и хвалы, следует пересмотреть свои представления о духовности. Возможно, мы увлеклись поверхностным мистицизмом, за которым кроется потребность убежать от самих себя или (что бывает еще чаще) от окружающего мира. Может быть, мы пытаемся укрыться от реальных фактов жизни, которые слишком трудно принять.
Развивая отношения с Богом, нельзя игнорировать свои «горизонтальные» взаимоотношения. Неуравновешенная духовность может привести к тем же самым ошибкам, от которых когда-то страдало средневековое монашество. Даже если человек не запирает себя в монастырь в буквальном смысле слова, он все равно может закрыться в незримой «келье», пренебрегая своими обязанностями в других важных взаимоотношениях — с самим собой (которые выражаются в молитве прошения и покаяния) и с другими людьми (проявляющиеся в ходатайстве).
Нужно остерегаться «супердуховности»! Ревностность не является высшим проявлением духовности, и духовность, порожденная желанием убежать от реальности, является плотской по своей природе.

Делай два: покаяние
Глядя на Бога, мы начинаем яснее осознавать собственное убожество. Чем полнее мы постигаем Бога, тем более недостойными себя ощущаем. Поэтому необходимо познавать Бога должным образом, таким, какой Он есть на самом деле; ведь Бог — это не проекция нашего собственного «я». Интересно отметить, что во многих библейских отрывках поклонение и покаяние тесно переплетены и взаимо­связаны. Исповедь должна включать в себя покаяние и в совершенных злых поступках, и в том, что мы не сделали того добра, какое могли бы и должны были сделать. Необходимо исповедать Богу не только содеянное зло, но и упущенные возможности поступить правильно и по-доброму.
Какие опасности перекоса подстерегают здесь? Нужно помнить, что человек может быть объективно виноватым, не испытывая при этом никакого чувства вины, и, наоборот, чувствовать себя виноватым, не сделав ничего дурного. Первое состояние Библия называет «ожесточенной совестью», но сейчас мы поговорим о второй части этого принципа. Субъективное ощущение виновности не всегда соответствует объективной реальности греха. В этом случае мы имеем дело с ложным или болезненным чувством вины. Возьмем, к примеру, человека с чрезмерно щепетильной, нездоровой совестью или того, кто страдает от синдрома навязчивых состояний. Я знал одного юношу, который по три часа — ежедневно! — каялся пред Богом в своих грехах. Равновесие его молитвенной жизни было полностью нарушено. Причиной его постоянных сомнений и смутного чувства вины была, скорее, сильная неуверенность в себе («Не знаю, согрешил ли я. А вдруг я поступил неправильно?»), нежели сознательное преступление нравственного закона.
Однако здесь следует подчеркнуть: если не разрешить психологические проблемы, лежащие в корне этого состояния, оно может иметь серьезные духовные последствия, вплоть до кризиса веры. Юноша посвящал все время молитвы покаянию в грехах, снова и снова исповедовался перед Богом, тем не менее он не чувствовал, что его простили. В результате он начал сомневаться в Боге и на какое-то время охладел ко всему духовному, пока не понял истинной сути своей проблемы.
Кроме того, такая болезненная совесть, постоянно обвиняющая человека и порождающая непрестанное ощущение вины, присуща людям, страдающим от комплекса неполноценности или низкой самооценки. Сильный перекос в сторону исповеди и покаяния наблюдается также в периоды депрессии. Некоторые формы депрессии отличаются глубоким ощущением вины; более того, ложное чувство вины является одним из ключевых признаков депрессии. Одним из самых поразительных примеров этого феномена в истории христианства является Джон Буньян. Автор «Путешествия пилигрима» периодически испытывал столь мучительное чувство вины, что христианская жизнь нередко приносила ему не радость, а страдания. Книга «Всеобильная благодать для грешника» является духовной автобиографией Буньяна и ярким примером болезненного чувства вины и навязчивых депрессивных мыслей. Иногда все эти чувства заставляют бежать от Бога как можно дальше.
Один христианин, выкарабкавшийся из длительной депрессии, сказал: «Я избегал молитвы, потому что мне казалось, что Бог обвиняет меня». Подобные проблемы могут сильно повлиять на духовную жизнь, потому что человек — существо целостное. Именно поэтому следует окинуть взглядом всю картину происходящего и помогать человеку во всей его цельности, а иначе измученные виной христиане могут запутаться еще больше. Кроме того, следует помнить, что Бог действует и через невротически настроенных людей, ведь и они тоже являются «глиняными сосудами». Господь действует и через людей, выросших в дисфункциональных семьях, и через меня, и через вас, несмотря на все наши эмоциональные расстройства, а подчас даже посредством этих расстройств.
Прежде чем закончить разговор о чувстве вины и покаянии, необходимо подчеркнуть, что сердцем христианской веры является крест Христа. Объективно вина связана не с самооценкой, а с Божьей святостью. Будучи христианами, мы чувствуем себя виноватыми не потому, что не сумели достичь своих целей, а потому, что, во-первых, оскорбили Отца, а во-вторых, обидели ближнего. Может, мне и плохо от своего греха, но Богу от него гораздо хуже. Слова блудного сына хорошо отражают этот принцип: «Отче! Я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим» (Лк. 15: 21).
Так что исповедь и покаяние — это не просто отражение фрустрации, но убежденность в том, что я грешен перед Богом. Вспомните слова Давида: «Тебе, Тебе единому, согрешил я и лукавое пред очами Твоими сделал!» (Пс. 50: 6).
Когда нас постигает глубокое осознание собственной вины, мы приходим к кресту, где утешительная благодать Христа освобождает от любой реальной вины посредством прощения: «Придите — и рассудим, говорит Господь. Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю, если будут красны, как пурпур, — как волну убелю» (Ис. 1: 18).
Христово прощение — это наивысшее выражение целительной силы Евангелия. Следовательно, наши молитвы покаяния — это Божий дар и Божье благословение.

Делай три: прошение
Молитва прошения связана с другими важными взаимоотношениями: отношениями человека с самим собой. Надо сказать, что эта сторона молитвы требует меньше всего усилий, поскольку все мы всегда готовы просить что-нибудь для себя! Прошение — это неотъемлемая и вполне законная часть молитвы, и сам Господь Христос призывал Своих учеников молить Отца о повседневных заботах. Не нужно чувствовать себя виноватым, когда о чем-то просишь Бога. Однако при этом необходимо помнить и библейское условие: просьбы должны соответствовать Божьей воле и возноситься во имя Иисуса (Ин. 14: 13-14). Мы не можем просить Бога об исполнении наших прихотей и искать сплошного удовольствия для себя (Иак. 4: 3). Бог будет отвечать на наши просьбы, если мы будем жить в тесном общении с Самим Господом (Ин. 15: 7), пребывать в Нем. Нельзя ожидать от Бога отцовского отношения, если мы сами не ведем себя как Его дети.
Легко увидеть, что получится, если в духовной жизни делать чрезмерный упор на этот аспект молитвы. Молитва превратится в сплошные эгоистические требования. Один юноша признался: «Порой мне кажется, что я прихожу к Богу, словно в супермаркет, с длинным списком своих нужд, перечисляя их одну за другой».
Нужно неустанно бороться со своим себялюбием, чтобы молитва не вращалась исключительно вокруг нас самих и наших потребностей. Бог радуется, когда мы приходим к Нему со своими просьбами, потому что Он — любящий Отец и Ему нравится делать нам приятное. Но когда я веду себя совсем не так, как сын, старающийся угодить любимому Отцу и порадовать Его, фактически я превращаю Бога в своего слугу, пытаюсь им манипулировать (пусть даже бессознательно) и низвожу молитву до самой примитивной ее формы.
Следовательно, этот тип молитвы связан прежде всего с нравственным компонентом личности. Эгоизм не зависит от темперамента, он исходит от сердца. По сути своей, все мы — страшные себялюбцы. Но довольно значительную роль здесь играет эмоциональная зрелость. Чем менее развит человек, тем упорнее он делает себя центром жизни. Собственный мир, собственные потребности и проблемы являются главной отправной точкой всего его существования. Он ведет себя так, словно вся его эмоциональная энергия должна принадлежать только ему самому, и потому не желает расходовать ее на кого-то еще.
Некоторые люди молятся только тогда, когда им что-то нужно, и на самом деле они плохо понимают, кто такой Бог. Они принимают Бога «небольшими дозами», как таблетку аспирина, в надежде, что Он излечит любую головную боль. Такое поведение вполне нормально в детском возрасте, в тех же случаях, когда оно наблюдается у взрослого человека, его обычно считают симптомом так называемой незрелой личности. Главный девиз жизни таких людей — «Брать, брать, брать!».
Христос призывает нас как раз к противоположному: «Блаженнее давать, нежели принимать» (Деян. 20: 33). Это и есть признак эмоциональной, психологической и духовной зрелости.
Размышляя о своих просьбах к Богу, нужно уделять особое внимание благодарению. Благодарение — одна из самых прекрасных форм молитвы, однако именно ею христиане пренебрегают чаще всего. Как часто мы забываем сказать Богу «Спасибо!». Просить мы готовы всегда, но, когда Он отвечает на просьбы, мы забываем выразить Ему свою признательность. И это больше, чем простая невежливость. «Спасибо» — это не формальная светская условность, но выражение признательности и любви.
Интересно отметить, что именно эта проблема лежала в корне нарушенных отношений человека с Богом. В Рим. 1: 21 сказано: «Но как они, познав Бога, не прославили Его, как Бога, и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце».
Здесь мы видим, как тесно взаимосвязаны поклонение и благодарение. Поклонение — это внутренний настрой сердца, а благодарение — внешнее выражение этого внутреннего отношения. Павел описывает, как человек постепенно шел к тому, чтобы отвергнуть Бога, и неблагодарность сыграла в этом процессе немаловажную роль. Многие человеческие взаимоотношения (например, отношения супругов) разрушаются от недостатка взаимной благодарности.
Таким образом, благодарение должно стать неотъемлемой частью молитвы: «Не заботьтесь ни о чем, но всегда в молитве и прошении с благодарением открывайте свои желания перед Богом» (Фил. 4: 6).

Делай четыре: ходатайство
Ходатайство — один из самых благородных аспектов молитвы: мы пользуемся силой молитвы для того, чтобы помочь другим людям. В Библии содержится множество примеров ходатайственной молитвы. На ее страницах можно встретить целую плеяду неутомимых ходатаев — от Авраама до апостолов. Однако нашим главным вдохновением и высшим выражением ходатайственной молитвы, конечно же, является Господь Иисус. Например, Его молитва, записанная в 17-й главе Евангелия от Иоанна, пронизана глубокой и сильной любовью, неизменной даже в минуты великого страдания и смятения.
В тот день, накануне Голгофской муки, у Христа были все основания сконцентрироваться на своих проблемах, не вспоминая о других. Но посмотрите на Его молитву! Он забывает о Себе, и Его слова являют необыкновенное выражение чистой, незамутненной любви. Он искренне печется о благе и покое тех, кто окружает Его, — об апостолах, и, более того, думает не только о них, но и о «верующих в Меня по слову их» (стих 20). Иисус просит за других людей, потому что любит их. Это и есть самый главный секрет ходатайственной молитвы.
Поэтому молитва за других — это плод той любви-агапе, которую Бог вкладывает в наши сердца, плод Святого Духа. Вот почему так важно ее развивать. Однако для многих ходатайство так и остается самой нелюбимой и забытой частью молитвы — этакой «Золушкой» духовной жизни. В лучшем случае мы завершаем время молитвы парой-тройкой просьб за друзей и родных. Мы с радостным восторгом восхваляем Бога; исповедь вызывает у нас слезы покаяния, мы с головой погружаемся в приятно-эгоцентричные мысли, высказывая свои просьбы. Но помнить в молитве о ком-то еще… это совсем другое дело!
Однако ходатайственной молитвы никогда не бывает много. Обильное ходатайство нельзя считать нездоровым перекосом в духовной жизни. Нужно учиться любить других людей в молитве, чтобы Господь даровал нам сердце подлинного пастыря, чувствительность по отношению к нуждам других людей, нашей церкви, родных и друзей. Сколько времени мы уделяем ходатайству по сравнению с остальными тремя аспектами молитвы? Если мы хотим, чтобы наша молитвенная жизнь была уравновешенной, нельзя пренебрегать ни одним из перечисленных компонентов. То, сколько времени мы уделяем молитве за других людей, поможет оценить степень нашего эгоизма.

Продолжение следует.
© Христианская культура, 2000-2007тел./факс: +375-17-281-72-17