3'2003
87654321
Фундаментальные доктрины РеформацииЛ. Михович

31 октября 1517 года католический монах Мартин Лютер прибил к вратам дворцовой церкви в Виттенберге свои знаменитые "Девяносто пять тезисов. Диспут о прояснении действенности индульгенций". Этот день считается началом Реформации в Германии, преобразовавшей западноевропейское христианство и вызвавшей серию культурных, социальных, экономических и политических изменений.
Для основоположников Реформации доминирующей установкой было стремление вернуться к основам христианской веры, к простоте и глубочайшей духовности апостольской церкви, к библейскому учению, основным евангельским принципам.
Что же касается протестантского богословия, то его фундаментом стали следующие доктрины:
Sola Scriptura (только Писание);
Sola Fide (только вера);
Sola Gratia (только благодать);
Solus Christus (только Христос);
Soli Deo Gloria (одному Богу слава).
Рассмотрим каждую из этих идей и поразмышляем об их роли для движения Реформации и в жизни христианина.

Sola Scriptura (Только Писание)
Благодаря Реформации Писание, с одной стороны, обрело новое значение, а, с другой, произошел возврат к изначальному пониманию Библии как важнейшей книги, Слову Божьему. Принцип Sola Scriptura стал одним из основных лозунгов реформаторов. Они настаивали на том, что авторитет пап, соборов и богословов является второстепенным по отношению к авторитету Писания. "В христианском учении мы не должны утверждать ничего такого, чему не учит Святое Писание, - подчеркивал Лютер. - Если кто-то из них (папистов - Л. М.) будет досаждать вам и утверждать: "Вам надлежит иметь истолкования Отцов, поскольку Писание неясно и туманно", вы должны отвечать: "Это неправда. Не существует на земле более ясной книги, чем Святое Писание, которое по сравнению со всеми другими книгами - как солнце по сравнению с любым другим источником света. Они говорят это только потому, что хотят увести нас прочь от Писания и поставить себя в положение учителей над нами, чтобы мы поверили в их бредовые проповеди… Некоторые фрагменты Писания неясны, но в них не содержится ничего, кроме того, что вы можете найти в других фрагментах, в ясном и понятном виде".
Кроме того, в Писании Лютер видел авторитет, стоящий над авторитетом церкви. Библия должна определять то, чему учит церковь, Библии принадлежит решающая роль в руководстве повседневной жизнью верующего.
Однако в эту эпоху Библия была практически недоступна мирянам. Сам Лютер до двадцати лет не видел ни одного ее экземпляра. Но позже именно в Библии он нашел великий источник веры и принципов жизненной практики. Уверенность в том, что Писание содержит предельно ясную и доступную для всех без исключения информацию о самых важных для человеческой жизни вопросах, и послужила причиной того, что Лютер и другие деятели Реформации занимались переводом книг Библии на разговорные языки.
Время Реформации стало началом массового чтения и изучения Библии и послушания Слову Бога, что вело к духовному и нравственному возрождению человека. Ибо церковь, как и отдельные христиане, сильна, когда Писание является непогрешимым стандартом ее жизни. Следовать библейским принципам - значит строить жизнь на надежном основании.

Sola Fide (Только вера)
Доктрина оправдания верой стала, пожалуй, самым значительным вкладом Лютера в христианское богословие. Чтобы лучше понять, как Лютер пришел к своему открытию, полезно вспомнить историю его исканий.
Мартин Лютер хотел достичь необходимого совершенства, чтобы войти в Царство Небесное. Его учили, что для того, чтобы угодить Богу и завоевать Его благодать, человек должен "стремиться изо всех сил делать добро". Лютер стал монахом, надеясь таким образом завоевать благорасположение Господа. Он морил себя голодом, холодом и бдением и довел себя до того, что из цветущего юноши превратился в скелет, обтянутый кожей. Лютер писал: "Я был хорошим монахом и соблюдал свой обет так строго, что мог бы сказать, что если какому-либо монаху и дано было с помощью монашеской дисциплины достичь небес, то этим монахом был я. Все мои собратья по монастырю могли подтвердить это". Однако плотские вожделения возвращались снова, совесть осуждала его, и он не был уверен, угодны ли его подвиги Господу.
Лютер исповедовался так часто, как это было возможно. Проводил долгие часы, анализируя свои мысли и поступки, и чем больше он этим занимался, тем больше отыскивал в себе грехов. Иногда исповедовался по шесть часов (!), рассказывая о своих грехах в свете десяти заповедей, молитвы "Отче наш", семи смертных грехов, но и тогда все же не был уверен, что не забыл о каком-то грехе. Бывали случаи, когда, уже выйдя из исповедальни, он вспоминал о проступке или греховном желании, в котором не покаялся. А когда ему на ум приходила мысль, что, может быть, Бог считает грехом нечто, о чем он никогда и не думал, - его охватывало чувство тревоги и отчаяния.
Однажды духовник Лютера сказал: "Мартин, следующий раз, когда придешь на исповедь, говори только о серьезных грехах: богохульстве, блуде, убийстве. Не надо утруждать себя мелочами". Но Лютер был хорошим богословом и понимал: проблема не в величине греха. Самый маленький грех отделяет от Бога. Однако как быть уверенным, что прощены и исповеданы все грехи?
Мысль о Божьей праведности превратилась для него в угрозу. Обещание оправдания было реальностью, но условия спасения делали его невыполнимым. Это было похоже на то, как если бы Бог обещал слепому миллион долларов при условии, что он прозреет. Лютер признавался: "Я ненавидел фразу "правда Божия", которую был научен понимать как праведность, по которой Бог праведен и карает неправедных грешников… Вместо того, чтобы любить праведного Бога, в действительности я ненавидел Его". Потому что Бог требует совершенства, - и в то же время наделяет человеческой природой, склонной ко греху. Как же можно любить Бога, зная, что Он требует невозможного?
Все изменилось, когда Лютер начал изучать послание к Римлянам. Позже Он написал: "Я стремился понять Павла в его послании к Римлянам. Однако мешали мне в этом не столько замерзшие ноги, сколько одна фраза из первой главы: "В нем открывается правда Божья" (Рим. 1: 17). Я отчаянно стремился узнать, что имел в виду Павел в этом месте. Наконец, размышляя днем и ночью над словами "В нем открывается правда Божья от веры в веру, как написано: "праведный верой жив будет", - я стал понимать эту "правду Божью" как то, посредством чего праведный человек живет даром Божьим (верой)…".
Лютер понял, что, когда Христос умер на кресте, Он принял на Себя то, что мы заслужили - наказание и смерть, - а мы получили Его праведность. И в этом суть оправдания. Бог является не строгим судьей, который вознаграждает людей по их заслугам, а милостивым и милосердным Отцом, который одаривает грешников праведностью.
Суть идеи Sola Fide состоит в том, что Господь по Своей благой воле осуществил спасение человечества через жертву Иисуса Христа, и человек оправдывается исключительно верой. Что же такое вера?
Во-первых, вера - не просто знание. Лютер утверждает, что вера, которая довольствуется сознанием исторической достоверности Иисуса Христа и содержания Евангелий, не есть вера, которая оправдывает. Спасительная вера человека подразумевает убеждение, что Христос родился и умер лично за него.
Во-вторых, веру следует понимать как "доверие". Развивая эту мысль, Лютер использует иллюстрацию из практики мореплавания. Человек, не имеющий веры, похож на того, кто должен пересечь море, однако настолько боится, что не доверяет судну. Поэтому он остается на том же месте и не обретает спасения.
В-третьих, вера соединяет верующего с Христом. Это можно сравнить с браком: все, что имеет Христос, может иметь и верующий. Все, что имеет человек, принадлежит Христу. Грех, смерть и осуждение получает Христос. Благодать, любовь и спасение принимает верующий.
Лютер понял, что, согласно Библии, означает "оправдание". Оно не значит, что Бог делает нас совершенными. Но Он объявляет нас таковыми, принимает нас во Христе столь же совершенными, каким является Сын Божий.
Это трудно постичь: как Бог может объявить грешника праведным? Ведь "оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного - оба мерзость пред Господом" (Вт. 25: 1; Пр. 17: 15). Сам Господь говорит: "Я не оправдаю беззаконника" (Пр. 23: 7).
Но это стало возможным потому, что Христос оплатил долг беззаконных, приняв то, что заслужили мы. Нам же вменяется то, что принадлежит Ему - праведность.
Что можно сказать об этой праведности? Какова ее природа?
Во-первых, это Божья праведность. Мы сами по себе ее не имеем, и не достигнем ее, сколько бы добрых дел не сделали. Это можно проиллюстрировать с помощью следующего примера. Представьте, что у вас миллион яблок и ни одного лимона. Даже сложив все яблоки, невозможно получить ни одного лимона, поскольку в данном случае речь идет не о "количестве", а о "качестве".
Во-вторых, эта праведность является свободным даром. Слово Божие говорит, что мы получаем оправдание даром, по Его благодати (Рим. 3: 24), поскольку ничего для своего оправдания сделать не можем. "Благодатию вы спасены, чрез веру, и сие не от вас, Божий дар" (Еф. 2: 8-9). Мы принимаем дар Божий и наслаждаемся праведностью, на которую никак не может повлиять "величина" и количество грехов, поскольку никакая "сумма грехов" не может быть больше праведности Божьей.
В-третьих, праведность Божия - это неизменный, постоянный и одинаковый дар для всех. Она не меняется и совершенно не зависит от тех, кому Господь ее вменяет. Так называемые "великие грешники" могут обрести ту же праведность, что и "мелкие".
Исследуя Библию, Лютер понял: "Во Христе я имею полное совершенство. Если умру сейчас - не надо бояться. Я одет в праведность Христа и пред Богом предстану совершенным". Когда Иисус приходит в сердце, мы не становимся совершенными в сущности. Но Бог принимает нас так, как принимает Своего Сына Иисуса Христа, и в этом значение Евангелия - доброй, радостной вести. "Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых" (Евр. 10: 14).
Учение об оправдании верой не было принято с единодушием. Лютера, как и других проповедников благодати (в том числе апостола Павла), обвиняли в том, что оно ведет к беззаконию. Однако благодать не только спасает, но и научает, как себя вести, значит, здесь проявляется противоположность беззаконию. И, если раньше нас привлекал грех, то, вкусив благодати, мы всеми силами стараемся убежать от него.
Кроме того, когда человек начинает следовать за Христом, его личность неуклонно меняется. Сердце начинает искать праведности, повиновения Богу, победы над грехом, соблюдения Его заповедей, - а Господь дает силу для этого. Когда у людей есть спасительная вера, Бог преображает их жизнь. И, в свою очередь, если такого преображения нет, нет и оснований думать, будто бы у тех, кто объявляет себя христианами, действительно есть дающая спасение вера. Веру без дел, по мнению Лютера, представить так же сложно, как и солнце без света.
Когда мы склонны с точки зрения законничества считать, что Божьи благословения нужно "зарабатывать", нам хотелось бы думать, что наши хорошие поступки имеют какое-то отношение к спасению, что Бог принимает нас только тогда, когда к заслугам Христа добавляются дела.
Но, зная свое несовершенство, свое поведение и тайные мысли, мы лишаемся радости, понимая, что недостойны, не заслуживаем прощения, - и тем самым теряем уверенность в спасении.
Если бы спасение зависело от нас, сомнения были бы обоснованными. Но спасены-то мы не по своим делам, а по благодати. Спасение дано нам не потому, что мы что-то сделали, или сделаем, "отработаем", а лишь потому, что Господь совершил его, а мы приняли верою. Сомневаться в спасении - значит сомневаться в том, что Бог выполнит Свое обещание. Сомневаться в спасении по вере - значит сомневаться в силе Крови Христа. Концепция Лютера об оправдании верой вселяет радость в верующих: они не "спасаются" - но уже спасены. Они полагаются не на себя, а на Бога. Им не надо отчаянно пытаться хорошо зарекомендовать себя перед Богом, в совершенстве исполняя закон, - но Бог облекает в праведность.
Кроме того, доктрина оправдания верой отнимает у нас все основания для похвальбы. "Где же то, чем бы хвалиться? Уничтожено. Каким законом? Законом дел? Нет, но законом веры" (Рим. 3: 27). Теперь "хвалящийся хвались Господом" (1 Кор. 1: 31). Евангелие незаслуженной благодати заставляет нас признаться в том, что мы "нищие духом", ничем не можем заплатить за свое спасение. В этой ситуации наши таланты, способности не принимаются в расчет, и потому "мытари и блудницы" впереди всех идут в Царство Небесное, ибо полагаются не на себя, а на Бога. А праведный в собственных глазах проходит мимо того, что Бог дает даром, - и теряет надежду на спасение.

Sola Gratia (Только благодать)
Sola Gratia прямо связана с доктриной оправдания верой. Суть этого принципа в том, что человек не способен спасти себя, освободиться от ужасной силы греха. Спасение - дар Божий, а не награда.
Апостол Павел провозглашает: "Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился" (Еф. 2: 8-9).
Этот отрывок является одним из самых замечательных сжатых изложений благовестия Библии. Его называют лозунгом богословия Реформации: "Только по благодати, только через веру, одному только Богу слава".
Богослов Р. Спраул сказал: "Нам труднее всего поверить, что спасение дается только по Божьей благодати. Нашей гордыне очень трудно примириться с существованием благодати: благодать нужна кому-то другому, какому-нибудь попрошайке, а мы не хотим жить на Божье "пособие по безработице". Мы сами хотим заработать себе "билет на небо", сами хотим искупить свои грехи. Нам нравится думать, что в рай мы попадем за собственные заслуги".
Библия учит, что спасение нельзя считать нашим достижением или наградой за какое-нибудь доброе дело. С. Стромс пишет: "Благодать перестает быть благодатью, если Бог вынужден раздавать ее прямо пропорционально нашим достоинствам… Благодать перестает быть благодатью, если Бог вынужден отнимать ее у нас за наши проступки… Благодать приходит к людям, не делая между ними никаких различий, а лишь благодаря благости и всесилию Бога".
Бывший работорговец Джон Ньютон, которого Бог спас и изменил силой благодати, написал гимн, ставший одним из самых популярных среди христиан всего мира. В нем он описал величие дара спасения по благодати:

О, благодать, спасен тобой
Я из пучины бед.
Был мертв и чудом стал живой,
Был слеп и вижу свет.
Сперва внушила сердцу страх,
Затем дала покой.
Я скорбь души излил в слезах -
Твой мир течет рекой.
Прошел немало я скорбей,
Невзгод и черных дней,
Но ты всегда была со мной,
Ведешь меня домой.

Доктрина спасения по благодати является не столько отличительным признаком богословия Реформации, сколько уникальной характеристикой христианства в вопросе понимания спасения. Лишь христианский Бог милостив к недостойным, которым нечем оправдать себя, и им остается только взывать: "Боже, будь милостив ко мне, грешнику!" - И потом обрести то, чего никогда не могли бы заслужить.
Действительно, Бог совершает что-то невиданное, необъяснимое: мы грешили, отвергали Бога, распяли Его, а Он в ответ предлагает спасение - по благодати, как дар. "Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою" (2 Кор. 8: 9). "Потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе" (Рим. 3: 23-24).
Как и в случае со второй идеей Реформации, отметим, что спасение по благодати не означает, что не нужно совершать добрых дел. "Мы спасены для добрых дел", - пишет апостол Павел. И, хотя добрые дела грешника не могут восстановить его отношений с Богом и в то же время отношения верующего с Богом проявляется и в добрых делах. Мы не заслуживаем Его любви, но все же стараемся быть достойными ее. "Тем прославится Отец Мой, - сказал Иисус, - если вы принесете много плода, и будете Моими учениками" (Ин. 15: 8). Добрые поступки - одно из доказательств спасения. Верующие, по словам апостола Павла, богаты на всякое доброе дело (2 Кор. 9: 8). Им надлежит быть "приготовленными ко всякому доброму делу" (2 Тим. 3: 17). Они и друг друга побуждают к добрым делам (Евр. 10: 24). А если мы сомневаемся, что способны творить добро, автор "Послания к Евреям" указывает на Источник добра, Который, несомненно, сделает больше того, о чем мы можем помышлять или просить: "Бог же мира… да усовершит вас во всяком добром деле, к исполнению воли Его, производя в вас благоугодное Ему через Иисуса Христа. Ему слава во веки веков! Аминь" (Евр. 13: 20-21).

Solus Christus (Только Христос)
В связи с Реформацией следующие два принципа упоминаются не часто. Но они хорошо вписываются в богословские системы реформаторов, и для полноты картины мы кратко затронем их.
Принцип Solus Christus тесно связан и идеями оправдания верой и спасения по благодати. Спасение мы получаем через Господа Иисуса Христа и Его служение на кресте. К делу Его земной жизни ничего не добавят наши заслуги. Формулы "Христос плюс закон", или "Христос плюс дела" только уводят от Бога. Поэтому апостол Павел смиренно признает в письме коринфской церкви: "Я рассудил у вас быть не знающим ничего, кроме Христа распятого" (1 Кор. 2: 2).
Сегодня мы теряем понимание исключительности личности Христа в спасении и обращении к Богу. Столь популярный в наше время религиозный плюрализм размывает само понятие истины и правильного пути. Иисус сказал: "Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня" (Ин. 14: 6). Апостол Петр продолжает мысль: "Ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян. 4: 12). Для спасения необходим только Христос, и Христа одного достаточно для того, чтобы спастись.

Soli Deo Gloria (Одному Богу слава)
Суть этой доктрины - в провозглашении славы великому Богу, и только Ему одному. Господь непостижим в Своей мудрости и силе. Поражаясь Его величию, апостол Павел не может сдержать славословие: "О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему? Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать? Ибо все из Него, Им и к Нему. Ему слава во веки, аминь" (Рим. 11: 33-36). Такому Богу воздают хвалу небесные существа, восклицая: "Достоин Ты, Господи, приять славу и честь и силу: ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено" (Отк. 4: 11). Такое же понимание должно быть присуще современному верующему. Оно же выражается в известном христианском гимне:

Великий Бог! Когда на мир смотрю я,
На все, что Ты создал рукой Творца,
На всех существ, кого, Свой свет даруя,
Питаешь Ты с любовию Отца.
Тогда поет мой дух, Господь, Тебе:
Как Ты велик, как Ты велик!
Тогда поет мой дух, Господь, Тебе:
Как Ты велик, как Ты велик!

Постижение славы Божией оживляет нас, вдохновляя на прославление Сущего от начала: "Слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь" (Еф. 3: 21)
Итак, мы вкратце рассмотрели богословские принципы Реформации, ориентирующие нас на то, чтобы постоянно сверять свою жизнь, свои поступки, свои нравственные нормы, а также жизнь церкви со Словом Божиим, с основными библейскими доктринами.
Живая христианская церковь, имея Библию как основу веры и практики, проповедует Христа распятого и спасение по благодати. А реформаторы и их деятельность остаются для нас хорошим примером. Английский писатель Бэрд говорит: "Задачей реформаторов было открыть шлюзы; с этих пор поток, несмотря на их благонамеренные усилия остановить и ограничить его, с силой и шумом понесся дальше, кое-где разрушая пограничные столбы, кое-где оплодотворяя новую ниву, но везде принося с собой жизнь и обновление".
© Христианская культура, 2000-2007тел./факс: +375-17-281-72-17